Страницы меню навигации

Professional Photo

Баня в деревне

Баня в деревне

Как??? Вы не были в бане? Тогда мы поможем вам открыть для себя дверцу в незнакомый мир под названием «Деревенская Баня».

Русская баня

Прекрасней русской бани

На свете лучше нет,

Где пар рекой струится

И жара крепче нет.

А венечек мочённый

С еловником внутри

Все косточки пропарит,

Хворобу излечит .

А летом после баньки

В речушечку лезешь ты,

И там остыв немного,

Вновь в баньку мчишься ты.

Зимой, как рак ты красный,

В снег рыхлый ты нырнешь,

Чтоб зиму раззадорить,

Мороз нас не возмешь.

А после баньки выйдешь

Холодный квас ты пить,

А лучше чай горячий И бубликов с пяток.

БАНЯ-БАЕНКА. Банные обряды

В жизни мирной или бранной, у любого рубежа,

Благодарны ласке банной наше тело и душа…

А. Твардовский «Василий Тёркин»

«Вот тебе баня ледяная,

Веники водяные,

парься – Не ожгись,

поддавай – не Опались,

с полка не свались!»

Баня всегда была неотъемлемой частью быта наших предков и средством от множества болезней, снятия порчи и других наваждений вредоносных сил. Итак, баня протоплена с утра, выстоялась часа полтора-два, подготовлена и ждёт…

Неказистое, закопченное крестьянское строение в урочный час преображается в храм Лада. Это превращение происходит в тот самый миг, когда начинается банный обряд. Именно тогда баня достигает своей высшей магической силы. Её власть над человеком становится и необъяснимо притягательной.

Баня выполняла не только свою непосредственную лечебно-гигиеническую функцию. В сознании крестьян она служила и для тесно взаимосвязанных утилитарных и обрядовых действий. Реальный взгляд на баню смешивался с чем-то сверхъестественным, поскольку в бане крестьяне видели черты пограничья с Навью. После насильственной христианизации Руси позиция русской бани отражает судьбу языческих храмов в христианском мире, где они обрели статус прибежища злых сил. Но, несмотря на это, славяне баню любили, любят и будут любить.

В крестьянском быту баня выступала в роли языческого святилища, ведь без неё не обходились ни родильные, ни свадебные, ни похоронные, ни поминальные обряды. Деревенская баня и полночь – вот условия, идеально соответствующие исполнению обрядов народной магии и гаданий. Именно в бане знахарь являл своё мастерство и волшебную силу, тут произносились слова заговоров-присушек и отсушек, здесь разыгрывался преисполненный тайны сценарий передачи колдовского искусства.

Обряд в бане традиционно начинается с приветствия банного духа, и делает это банщик. Он прежде всего договаривается с банником о том, чтобы тот помог очищению. Для проведения банного обряда необходимо возжечь не простой, а Живой Огонь, т.е. добытый трением дерева о дерево или высеченный из камня.

Отщипи, моя сестрица,

Ты лучинки берёзовой

Ты добудь, моя сестрица,

Из камени пламени…

То же и с дровами для топки: для обрядовой бани существует особый подход к их подбору. Отвергаются осиновые, сосновые и еловые дрова, а используются в основном берёзовые, дубовые и кленовые. Деревья для обрядовой бани не должны быть срубленными или спиленными, выбирают сломанные или пригнанные водой, но для магических целей лучше всего деревья, поражённые молнией, т.е. «громовые». Дрова троекратно закладываются в каменку («в три каменки или в три истопля»). Даже расположение дров и контур пламени влияет на успех обряда и, соответственно, судьбу человека. …

Не топи осиновыми дровицами,

Чтобы не были они сварливыми.

А выбери с трёх-девяти Васильевских

Горочек сухие кленовые деревца…

Вода для обрядовой бани, подогреваемая на каменке, так же, как и Огонь, необычная – Живая. Она должна быть непременно проточной, чистой, взятой «из третьей струи» или, в эпоху двоеверия, из святых источников. («Уж носили мы водичку из золотого колодца, выкопанного у церквей Киевских…»). По поверью, поздним субботним вечером, накануне праздника, вода сама по себе закипает, превращается в кровь и получает животворящую силу. Отсюда и запрет: «пить в бане воду, приготовленную для мытья, хотя бы она и чистая была, – нельзя».

Веники для обрядовой бани, как правило, готовились из тех же деревьев, что и дрова. Причём ветки не рубили или срезали, а ломали. Нельзя было брать на обрядовый веник нижние ветки: «как бы жизнь не вышла с заморозками». И верхние: «на этих веточках птицы сидели».

Банщик плещет специальные отвары и настои на раскаленные камни, создаёт нужный пар в парной, что самом по себе тоже является искусством («я топила парну баенку из чиста поля полынкою, а растопила парну баенку я цветами лазоревыми»). И лишь после этого начинают париться. Моющийся последним должен оставить посудины с водой «на опашку» и пригласить: «Мойся, хозяин!» Баннику обязательно нужно было оставить хоть немного тёплой воды, пару, веник и кусочек мыла. Заканчивается же банный обряд непременно благодарением банника.

Существует много описаний основных банных обрядов, о них пойдёт речь ниже. Здесь же приведу совсем уж занятный пример. По словам жительницы Индринского района Л. Ф Соколовой, в деревне у них существовало поверье, что девушки, желающие иметь большую грудь, должны тереться ею о торчащие наружные углы банного сруба перед банной процедурой. Предполагается, что грудь будет такая же, как торчащие углы. Такое вот проявление имитативной магии. Известен и другой обряд поднятия девичьей привлекательности, совершаемый знахарем. Начинался он с отбора дров (в каждом полене должен быть сук, растущей из самой середины), поленьев должно быть трижды семь или пять раз по семь. Веник которым парили девушку, тем действеннее, чем больше серёжек на ветках. Кроме того, ополаскивая девушку после парения, требовалось воду лить на неё через решето.

Деревенская свадьба и баня

Ты заставь, моя матушка,

Мою сестрицу-голубушку

Истопить баню-парушу,

Мне помыться-попариться

Да ко злату венцу изладиться.

Песня Вологодского края (собиратель В. В. Гура)

Омовение молодых перед свадьбой свойственно всем индоевропейским народам. Свадебная баня у славян являлась, наряду с баней рожениц и баней для мёртвых, одной из основных банных магических процедур. Свадебная баня была одним из обязательных этапов предстоящей инициации, она включала в себя два вида ритуалов: это подвенечная баня невесты, которая устраивалась накануне свадьбы перед девичником, и мытьё молодожёнов утром на второй день свадьбы.

Баня невесты перед венчанием напрямую связана с её статусом в отчем доме, близким к статусу покойницы. Считалось, что мытьё в бане смывает с невесты «информацию» о девичестве перед переходом в иной статус, предохранит её ритуальную чистоту от негативных воздействий, колдовства и повлияет в желательном направлении на её будущую семейную жизнь. Для невесты баню тщательно вычищали, скоблили набело и украшали ветками. Подруги жарко топили её и при этом гадали о нраве жениха и его родни. Гадание это совершали по пению раскалённых камней, опускаемых в воду. Затем торжественная процессия, возглавляемая братом невесты (или в иных местах деревенским колдуном), направлялась в баню. Второй шла близкая подруга (или позже – крестная мать), которая «разметала дорожку» невесте. Невеста же причитала по воле и прощалась с девичеством.

Во тёплой да парной баенке

Моя волюшка спугаласе,

Во каменочку кладаласе,

А на водушку садиласе,

Серой утушкой явиласе.

А на окошечко садиласе,

Белой лебедью явиласе,

Она крылушки расправила,

По околенки ударила.

Улетела моя волюшка

На безродную сторонушку…

О невесте шептались: «Пошла смывать девьи гульбы, прохладушки». Перед входом в баню невеста кланялась на все четыре стороны, молилась, ей не давали переступить порог бани, а вносили на руках. Перед мытьём подружки расплетали ей косу, а затем парились, хлестали веником невесту и друг друга. Веник для невесты был особым образом подобран и украшен. При этом считалось, что та из подруг выйдет замуж раньше всех, кого невеста первой этим веником ударит. Мытьё невесты сопровождалось песнями и причитаниями. В Пензенской губернии невеста, лёжа на полке, впервые произносила имя жениха – громко, чтобы другие слышали. Произносить имя его до бани считалось для невесты неприличным (Свадебные обычаи и песни у крестьян Саранского уезда, 1864). Считалось, что муж не будет колотить жену, если в предсвадебной бане не бить клюкой головешку в каменке. Воду, которой мылась невеста, сохраняли, чтобы подмешать её в пищу жениха и его родни – это делалось на любовь с их стороны. БАНЯ-БАЕНКА. Банные обряды

В ряде районов деревенский колдун следил за ритуальным омовением невесты. Он вёл её в баню, опоясавшись рыболовной сетью, заговаривал воду; затем он должен был попарить невесту берёзовым веником и прочитать заговор: «Как на этом берёзовом венике никогда листьям не опасть, так и у «имярек» муж бы никогда от неё не ушёл!» Затем с тела невесты сырой цельной рыбиной стирали пот, рыбину эту готовили и угощали ею жениха. О самой свадьбе говорили: «По рукам, да и в баню. Дай бог любовь да совет!» Или так: «По рукам, да и баню. Репа продана, и воз накрыт». И велели молодым: «Жена мужа почитай, как Предков своих; муж жену береги, как трубу на бане!» Мать невесты пекла специальный хлеб, также называемый «банником», и благословляла им к венцу молодых. До сих пор сохранился обычай этот хлеб с солью да жареную птицу и столовые приборы зашивать в скатерть и передавать свахе, которая на другой день после свадьбы раскрывала этот свёрток (тоже называвшийся «банником») и в свою очередь вручала новобрачным по выходе из бани. Молодые обязательно должны отведать хлеб-банник.

Второй вид свадебной бани – мытьё молодожёнов после брачной ночи. Это было обязательным действом, нарушение старинного обычая влекло за собой осуждение молодых общественным мнением, невзирая на их статус. Например, когда Великий князь Литовский Александр, женившись на московской княжне Елене в 1499 году, не взял бани, бывшие при новобрачной московские «бояре ему то являли, да речь говорили» (Сахаров И. Сказания русского народа о семейной жизни своих предков, 1837). Топила баню обычно дружка, иногда с помощью свахи. Банное помещение украшали цветами и усыпали благовонными травами. В Чердыни баню украшали «вичками» – берёзовыми веточками с разноцветными лоскутками и лентами, которые втыкались в щели стен и потолка парной и предбаннике, а также вдоль дороги к бане ( Предтеченский Я. О свадебных обрядах г. Чердыни, 1859). Молодые шли в баню рано утром. Родители благословляли их хлебом-солью, гости одаривали деньгами. Во время мытья новобрачных гости собирались у бани и громко шумели и кричали, били в заслон и сковороды, отгоняя злых духов. В бане на каменку лили мёд и бросали хмель и зерновой хлеб, «чтобы молодым жить в меду богато». В «Домострое» упомянута баня жениха, где новобрачную «в мыльню не водят», а умывают в сеннике. Это отразилось и в свадебных песнях. Также распространён обычай, когда молодуха, придя в первый раз мыться в баню в дому мужа, дарит её «хозяину»-баннику полотенце, чтобы заручиться его благорасположением и покровительством. В Прикамье существовал обычай принимать баню после новобрачных всем свадебным гостям, причём мылись они также попарно, мужчина с женщиной.

Банные ритуалы по существу были не менее обязательны, чем венчание: одно дополняло другое. В начале ΧΧ в., по свидетельству М. В. Красноженовой, в п. Усть-Мана накануне свадьбы в бане вместе мылись жених и дружка, и последний обливал жениха наговоренной водой из трёх разных ключей в качестве мощного оберега от возможной порчи. До настощего времени у позднепоселенцев в с. Нагорное Ирбейского района на второй день свадьбы существует шуточная «баня»: родственники молодого встречают гостей в воротах и шлёпают по спине берёзовыми вениками, иногда требуя за это плату. Опаздывающих же грозят «выпарить» крапивным веником.

3 Коммент.

  1. да только что оттуда. С легким паром, мужкики!

  2. Замечательные работы!!

  3. Кайф!!!)

Трекбеки/Пинги

  1. 財布 - ミュウミュウ アウトレット - あなたは美しいアルバムは、アイリーンが判明しました。特に人:村の小屋でシンプル、オープン...良い衣装や装飾。私は賢いの多くではありませんが、アルバムは非常に良いです。見るために大きな楽しみを得た。撮影場所 - その後、あなたの目標を達成する。あなただけが良い。
  2. ミュウミュウ アウトレット - あなたは美しいアルバムは、アイリーンが判明しました。特に人:村の小屋でシンプル、オープン...良い衣装や装飾。私は賢いの多くではありませんが、アルバムは非常に良いです。見るために大きな楽しみを得た。撮影場所 - その後、あなたの目標を達成する。あなただけが良い。

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

* *