Страницы меню навигации

Professional Photo

Непокоренный игумен

Афанасий Брестский

Афанасий Брестский

«Его жизнь была полной драматизма. Поверив в свою богоизбранность, он осудил себя на тяжкие испытания и мученическую смерть. Одни считали его фанатиком, другие называли святым. Враги бросали его в темницу, затыкали рот. Сторонники прославляли и боготворили. Он легко поддавался эмоциям и безгранично верил в свою правоту. Простой и противоречивый, миролюбивый и воинственный, он был проверенным слугой Божьим». Так историк Витовт Чаропка написал об Афанасии Филипповиче, нашем земляке, который, согласно церковным канонам, является нынче небесным покровителем и заступником Бреста.

Наставник «царевича»

Он не возглавлял никакую партию, отряд или группу, скорее, действовал в одиночку. Но это не значит, что он был совсем одинок. Идеи, которые он лишь осмелился публично озвучить, прочно сидели в умах и сердцах очень многих людей. Это было время, когда общество выдвигало на арену борьбы своих подвижников, людей сильных духом, способных ради идеи пойти на страдания и даже смерть, дать личный пример самоотверженного служения.

Родился Афанасий Филиппович (Афанасий Брестский) в 1597 году в Бресте, спустя год после заключения унии между католиками и православными Великого княжества Литовского. Происходил он, вероятно, из семьи ремесленника, хотя есть мнение, что был выходцем из мелкошляхетского рода. Получил очень хорошее по тем временам образование в братской православной школе в Вильно. В молодые годы Афанасий учительствовал в домах шляхтичей. Но в 1620 году его жизнь свернула в совершенно иное русло: Филипповича, положительно зарекомендовавшего себя богатыми знаниями, благонравием и бесспорным педагогическим талантом, пригласил канцлер Лев Сапега. Он поручил ему заняться воспитанием некого «Дмитровича», якобы племянника умершего в 1598 году Феодора Иоанновича, внука Иоанна IV Грозного от его младшего сына Димитрия, под именем которого в 1604-1612 годах выступало несколько самозванцев.

Одним из таких «претендентов», которого поляки готовили на российский престол, и был отец «царевича Иоанна» Димитрий-Михаил Луба, убитый в Москве во время мятежа против ополчения Лжедмитрия I. Жена Михаила Мария умерла в заключении, а малолетнего сына взял некто Войцех Белинский, который привез дитя в Польшу и выдавал за сына Димитрия и Марины Мнишек, на самом деле повешенного. Обо всем этом было объявлено на сейме перед королем, поручившим воспитание Ивана Димитриевича Льву Сапеге. Тот назначил годовое содержание «царевичу» в шесть тысяч злотых из доходов Бреста и Брестского повета.

Семь лет служил Афанасий «инспектором» лжецаревича, постепенно приходя к уверенности, что этот «некий Луба», «и сам о себе не знающий, что он такое», является очередным самозванцем. Уверенность эта с течением времени усиливалась, особенно когда содержание Лубы уменьшилось до сотни злотых в год, а у самого канцлера Сапеги как-то вырвалось: «Кто его знает, кто он есть!»

Когда тайна Лубы окончательно раскрылась, Филиппович решил покинуть двор Сапеги и принял постриг в Виленском монастыре Святого Духа. Но монашеская жизнь не очень подходила для его деятельной, энергичной натуры. В это время заканчивался золотой век в истории Великого княжества, и на смену ему пришла жестокая борьба между сторонниками и противниками Брестской церковной унии 1596 года. Тех, кто открыто выступал против унии, избивали, топили, стреляли и сжигали заживо. Уже тогда Филиппович объявил себя противником униатства. Он объездил десятки православных монастырей и храмов в поисках сторонников, чтобы совместно выступить за «чистоту веры». Однако эта идея не нашла широкой поддержки. Выступления были стихийными, разрозненными.

«Диариуш»

В 1632 году инок Афанасий был рукоположен в сан иеромонаха и назначен наместником Дубойской обители под Пинском. Четыре года спустя ярый противник православия канцлер ВКЛ Альбрехт Радзивилл, нарушая изданные королем Речи Посполитой Владиславом IV «Статьи успокоения», силой изгнал из Дубойского монастыря православных насельников, чтобы передать обитель иезуитам, которые стараниями того же Альбрехта обосновались в Пинске.

Афанасий, будучи не в силах противостоять магнату и удержать монастырь, составил жалобу с повествованием об учиненном беззаконии, но этот письменный протест, подписанный множеством православных, не принес положительных результатов. Изгнанный из святой обители, Афанасий Филиппович пришел в Купятичский монастырь (также недалеко от Пинска) к игумену Иллариону. Существует предание, что сюда его направила явившаяся во сне Богоматерь, которая предсказала ему мученическую кончину.

Вскоре Афанасий решил ехать в Москву к царю Михаилу Романову в надежде заручиться его поддержкой. Сам он утверждал, что подвигнул его на это путешествие все тот же голос Купятичской Божьей Матери.

Страницы: 1 2 3

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

* *