Страницы меню навигации

Professional Photo

Замки Беларуси /часть 3/

Памятник Кирилле Туровскому

Туров – городской поселок в Житковичском районе Гомельской области. Городище древнего города – Замковая гора, Замчище, Турова гора – находится на северо-западной окраине города, на мысе при впадении реки Язды в Струмень – протоку Припяти.

 

 

 

 

 

Городище древнего Турова

Система городских укреплений

Оборонительная система древнего города строилась на умелом соединении естественных преград с искусственными укреплениями, возведенными в соответствии с рельефом местности и с учетом оборонительной тактики того времени.

Городище древнего Турова состояло из двух площадок, которые занимали мыс, приподнятый на 5-6 м над заболоченной поймой Язды. На одной из площадок находился детинец, на другой – окрестный город. Детинец и окрестный город занимали площадь около 2,5 га. Их разделял оборонительный ров, ширина которого составляла от 20 до 25 м, глубина около 5 м. Некогда ров соединялся с водами Язды и Струменя.

Полукруглым оборонительным рвом, заполненным водой, городище также было окружено с восточной и южной сторон.

Детинец был расположен на наиболее укрепленной мысовой части городища. Его площадка имела треугольную форму, занимала площадь около 1 га и была защищена рекой Язда, которая огибала укрепления с запада и севера. На востоке она сливалась с водами Струменя. Вероятно, по периметру площадки детинца когда-то проходил земляной вал. Об этом свидетельствуют сохранившиеся с западной стороны небольшие возвышения. Помимо этого, детинец некогда окружали деревянные стены с башнями. Знаменитый белорусский путешественник Павел Шпилевский в 1859 году писал об остатках семибашенного замка, укрепленного рвами и валами.

В юго-западной части площадки детинца до наших дней сохранилась круглая возвышенность. Здесь, видимо, на стыке валов, стояла оборонительная башня, известная сейчас как Туровская башня.

Туровская башня – памятник оборонительного зодчества второй половины XIII – начала XIX века. Она относилась к типу так называемых волынских башен, которые были распространены во второй половине XIII – XIV веке на пограничье Украины (Волынь), Беларуси, Польши и прилегающих территориях. Это монументальные оборонно-сторожевые сооружения, представлявшие собой круглые или прямоугольные донжоны, являвшиеся центрами замка и жильем феодала. Архитектура этих сооружений по своей сущности относилась к романскому стилю, но уже имела и некоторые готические элементы: вертикальные стрельчатые окна-бойницы, элементы кирпичных нервюрных перекрытий сводов. Примером башни такого типа является сохранившаяся до наших дней знаменитая Белая вежа в Каменце Брестской области. Туровская башня, также как и каменецкая, имела форму круга. Его диаметр составлял 11 м. Построена она была из кирпича, скрепленного раствором. Внутри была поделена на несколько боевых ярусов. В 1830 году башня была разобрана.

Кроме башни в ходе археологических исследований на детинце было выявлено 35 строений, из которых 24 – жилые. Все они наземные, срубной конструкции, рубленные в основном из хвойных пород деревьев. Площадь жилых строений – 16-18 кв.м, самых больших – около 25 кв.м.

Окрестный город прилегал к детинцу с юго-восточной стороны. Его площадка имела форму четверти круга и крутые склоны. Ее также окружали валы и, возможно, деревянные укрепления.

Укрепления древнего Турова надежно защищали его от набегов неприятеля. В 1158 году город выдержал жестокую десятинедельную осаду войск южнорусской коалиции князей, а в 1160-м – трехнедельную осаду волынских князей.

История

Туров впервые упоминается в “Повести временных лет” под 980 годом. Летописец пишет: “…бе бо Рогволод перешел из заморья, имяше волость свою Полотьсце, а Тур Турове, от него же и туровци прозвашеся”. Летопись упоминает город как уже существующий населенный пункт, основание которого относится к более раннему времени.

Туров, по мнению многих исследователей, возник как административно-экономический и культурный центр дреговичей. Это единственный город, существовавший в X столетии на территории их расселения. Князья дреговичей, правившие в Турове, подчинялись князьям киевским.

Важную роль в возникновении и развитии города сыграло его выгодное географическое положение на пересечении удобных водных путей. По Припяти проходили торговые пути, связывающие Древнюю Русь с Прибалтикой. Недалеко от Турова в Припять впадают Горынь и Уборть, связывавшие в древности земли дреговичей с землями древлян и волынян.

Материалы археологических раскопок свидетельствуют о том, что древний Туров имел широкие торговые связи с Киевом, Северным Причерноморьем, Ближним Востоком, Средней Азией, Прибалтикой и Волынью.

При раскопках туровского городища были обнаружены многие уникальные для Беларуси находки, свидетельствующие об образе жизни и занятиях жителей древнего города, уровне его развития. Это осколки оконных стекол, свинцовые иконки-вставки, аналогичные вставкам на кресте Евфросиньи Полоцкой, нижняя часть бронзового церковного колокола, фрагменты древнего кирпича, применявшегося для строительства церквей, предметы кузнечного, ювелирного, гончарного, косторезного, кожевенного и других ремесел.

Найдены свидетельства того, что Туров был крупным религиозным центром еще с дохристианских времен. На территории древнего городища археологами было обнаружено уникальное языческое святилище. По словам специалистов, находки, сделанные на нем, относятся к концу X века и совершенно нехарактерны для региона. До сих пор таких археологических объектов на территории республики обнаружено не было.

В 1005 году в Турове возникла одна из первых на Руси епархий. В самом городе существовало несколько монастырей и храмов.

Известно, что во время княжения здесь Святополка Изяславича (1088-1093) его жена греческая царевна Варвара основала в Турове Варваринский женский монастырь. Сохранились сведения о существовании в XII столетии в Турове мужского монастыря.

Во время расцвета Туровского княжества в Турове насчитывалось 80 церквей. При археологических раскопках в 1963 году на городище обнаружен храм XII столетия, близкий по архитектуре к соборам Киева и Владимира. По мнению ученых, храм мог быть вторым духовным центром Киевской Руси – по своим размерам, великолепию и значению он превосходил культовые сооружения древнего Полоцка. Во время раскопок в храме выявлены три шиферных саркофага. В одном из них, длиной примерно 1,8 м, находились останки мужчины в возрасте 50-52 лет. Ученые считают, что это было захоронение не простого человека, а княжеского или монашеского лица. Есть предположение, что его строительство началось во время епископства Кирилла Туровского, а разрушен храм был в результате Карпатского землетрясения, произошедшего 3 мая 1230 года.

Кирилл Туровский (около 1113-1190), известный церковный деятель, религиозный просветитель, проповедник, выдающийся литератор и философ, в свое время названный “Златоустом, просиявшим паче всех на Руси”, был третьим епископом города. Согласно сохранившимся сведениям, во время епископства Кирилла и его приемников при епископской кафедре и соборном храме велись летописи. Часть из них вошла в киевские и галицко-волынские летописи.

Кирилл Туровский был канонизирован православной церковью. К лику святых были причислены и еще три выдающихся деятеля Туровской земли: святой Лаврентий, чудотворец, бывший после Кирилла епископом Туровским, а затем ставший отшельником (его нетленные мощи сохраняются в Киево-Печерской лавре); преподобный Мартин Туровский, монах Борисо-Глебского монастыря; турово-пинский князь Борис, причисленный к лику святых за великую набожность и добродетельность.

О высоком уровне развития культуры в древнем Турове свидетельствует также Туровское евангелие XI века – самая ранняя рукописная книга, созданная на территории Беларуси, а также одно из старейших произведений на Руси, которое свидетельствует о раннем распространении письменности в Турове. Евангелие было обнаружено в 1865 году. В настоящее время рукопись хранится в Академической библиотеке Литвы.

В XIII веке раздробленная на удельные княжества Туровская земля, удаленная от крупных политических центров, постепенно утратила свое значение. В начале XIV века Туров был включен в состав Великого княжества Литовского. Первое время местная династия туровских князей сохранялась, но в конце XV века город перешел во владение Михаила Глинского и позже неоднократно менял своих владельцев, среди которых были Острожские, Сапеги, Потоцкие.

Легенды

Крест, плывший в Туров по Припяти

Есть версия, что город основал князь Тур, о котором говорится в “Повести временных лет”. По одной из легенд, он был младшим братом полоцкого князя Рогволода и выбирал место для основания Турова вместе с ним.

Еще одна легенда гласит, что там, где теперь находится Туров и ближайшие к нему деревни, были в древности дремучие леса. И протекала река, которая называлась тогда Струмень, Припяти совсем не было. Текла Струмень там, где и теперь, но была очень большая. Язда также была великой рекой, а теперь от нее остался только небольшой ручеек. В эти места пришел князь Тур с великим войском, а пришел потому, что были здесь великие выгоды: зверь, рыба и разные другие ценности. Однажды князь Тур лег спать на горе и увидел во сне, будто лежит на поднятой ввысь телеге, а вокруг него город. Проснулся и понял, что надо ему строить великий город. И строительство началось. Был город такой большой, что многие окрестные деревни попали под его влияние. Строил князь Тур этот город не просто так: сначала он приказал насыпать речного песка толстый слой, потом начали пилить лес и насыпали толстый слой березовой коры, после коры насыпали битых горшков, наверх звериных костей, в конце засыпали пласт чешуей язя и все засыпали землей. Поставили большие въездные ворота, а в середине города выкопали колодец, который называется Тур-колодец. В колодце было медное, серебряное и золотое дно. Говорили, что вода в нем всегда была чистой и холодной. В нем, по преданию, крестился князь Тур. Про колодец рассказывали, что он существовал в городе до 40-х годов XX столетия.

С историей древнего Турова связана легенда о крестах, которые якобы приплыли против течения по Припяти во время принятия христианства. По историческим сведениям, каменных крестов в Турове было очень много, стояли они на открытой местности и уже тогда, несколько столетий назад, считались чудотворными. Во времена советской власти кресты были затоплены. И вот не так давно часть из них снова чудесным образом оказалась на поверхности. Еще есть очевидцы того, как два креста появились на поверхности воды, соприкасаясь перекладинами, словно взявшись за руки. Кресты вытащили, и сейчас они находятся в церкви Всех Святых. Люди их называют “отец” и “мать”. Третий крест нашли позже в реке. Он сейчас на замковой горе, внутри памятника Кириллу Туровскому.

Есть и еще один каменный крест в Турове, который считается святым. Он находится на Борисоглебском кладбище. Существует предположение, что в этом месте когда-то давно располагался Борисоглебский монастырь, где четыре года вдали от мирской суеты провел Кирилл Туровский. Крест на кладбище растет из земли. По свидетельствам, расти он начал в последние десятилетия XX века, но долгое время на него никто не обращал внимания. Видна была только верхняя небольшая плоскость, которую легко можно было принять за камень. Явные очертания креста он приобрел несколько лет назад. Сначала предположили, что это просто остатки какого-то старого захоронения, которое выталкивается на поверхность под воздействием сдвига пород земли. Позже заметили, что размеры креста увеличиваются не только в высоту, но и в ширину. И очертания его необычны для традиционных надгробий – он не симметричен и имеет плавные грани. По разным данным, его размеры увеличиваются от 1,1 до 3 см в год. Теперь над поверхностью возвышается его “тело” ниже перекладины. Замечено также, что иногда в морозные зимы сам крест становится теплым, а снег вокруг него тает. Многие отмечают и загадочные изображения, которые то возникают, то исчезают и проявляются уже в иной форме на поверхности креста. В Турове бытует легенда, о том, что есть подземный ход, который соединяет Замковую гору и место, где находится растущий крест.

Современное состояние

Площадка городища древнего Турова долгое время разрабатывалась под огороды, поэтому оборонительные сооружения плохо сохранились. От земляного вала осталось небольшое возвышение с западной стороны. С северной стороны остатки валов были уничтожены во время прокладки дороги. Ров между детинцем и окольным городом был сильно поврежден в 1970-е годы и частично засыпан землей.

Древние памятники Мяделя

Объекты

История современного Мяделя начинается в X веке. За сотни лет своего существования город несколько раз менял место расположения, сохраняя название. С историей Мяделя тесно связаны городище X-XV веков на острове озера Мядель и замок XV – начала XVIII столетия на острове озера Мястра. Причем острова на двух разных озерах, расположенных в районе Мяделя, называются одинаково – Замок.

Архитектура и стиль

Остров замок

На труднодоступном острове Замок озера Мядель в X веке возникло городище. Первоначально оно имело овальную форму размером 70х52 м, восточный край его площадки возвышался над озером на 10 м. Подковообразный глиняный вал на востоке достигал высоты 5 м и отсутствовал на западе. Его внутренние и внешние склоны были обложены валунами. Археологами на вершине вала были найдены фрагменты обгорелых деревянных конструкций.

На острове Замок озера Мястра в XV – начале XVIII столетия размещался мядельский королевский замок. Представление о том, как он мог выглядеть, дает рисунок на первой карте ВКЛ, составленной находившимся на службе у Радзивиллов художником и гравером Томашем Маковским и опубликованной около 1603 года в Амстердаме. Согласно рисунку Маковского, замок состоял из трех каменных башен, дворца и внешнего оборонительного комплекса.

До наших дней сохранились руины одной из башен – круглой в плане башни-донжона. Она имела внешний диаметр 17,5 м и внутренний – 10 м, толщина стен составляла около 3,5 м. Башня была, предположительно, пятиэтажной и достигала 30 м в высоту. По своим параметрам она близка к знаменитой Каменецкой башне.

В первой половине XVI столетия к башне с запада был пристроен прямоугольный в плане дворец. Он был возведен из кирпича, имел стены толщиной около 2 м, подвалы глубиной 3 м. Длина дворца окончательно не установлена.

Весь замок был обнесен традиционной для средневековой Беларуси стеной из валунов, скрепленных цементом. Нижняя часть фундамента ограды была уложена на глине, самый нижний ряд валунов – на дубовых плахах. С восточной стороны площадки толщина оборонительных стен составляла 2 м, с других сторон, прикрытых озером, – 1,5-1,7 м.

Основной упор в обороне замка делался на пять каменных укреплений, рассчитанных, видимо, на размещение в них пушек. Эти укрепления мядельского замка считаются самыми ранними в Беларуси и предшествуют бастионам.

В XVII веке мядельский замок был дополнительно укреплен нижним поясом обороны – земляным валом с бастионами и рвом, который заполнялся водой из озера. Бастионы и вал отсутствовали только с восточной стороны, где к замку близко подступало озеро Мястра. Связь с берегом осуществлялась по деревянному мосту длиной около 400 м.

Мядельский замок – пример сочетания элементов западно-европейской фортификации с местными оборонительными элементами.

История

Городище на острове Замок озера Мядель – самый древний памятник, раскрывающий историю города Мядель, который возник в X веке как пограничное укрепление Полоцкой земли. Культурный слой на городище сохранил редкие свидетельства о жизни и деятельности людей в этом месте. Он достигает от 0,6 до 2,43 м и состоит из нескольких горизонтов. Однако несмотря на значительную толщину, он слабо насыщен находками. В ходе исследований выявлены фрагменты керамики X столетия, обломки посуды XI столетия, керамика XII-XIII столетия. Среди других материалов – шиферные пряслица, точильные бруски, железные ножи, обломки каменных жерновов, куски железного шлака, кости животных, птиц, рыб.

Первые письменные сведения о Мяделе относятся к укреплениям на острове Замок озера Мядель и зафиксированы в “Послании великого князя Гедимина епископам Дерптскому, Эзельскому, Датскому наместнику Ревельской земли и Совету города Риги”, датированном 22 сентября 1324. В нем говорится, что крестоносцы Тевтонского ордена нарушили мир, а также “…они, пожалуй, захватили бы нашу крепость Медело, не будь она так сильно укреплена, однако множество людей они убили и иных увели с собой”.

Крутые склоны поселения надежно защищали жителей от внезапных нападений, деревянные оборонительные конструкции на вершине вала закрывали площадку от прямого попадания стрел. В насыпи вала зафиксированы следы трех пожаров, которые на протяжении XII – начала XV столетия уничтожали деревянные укрепления поселений.

Установлено, что в первой половине XV столетия поселение было перенесено с острова Замок озера Мядель на северный берег озера Мястро. Небольшое количество керамики XIV-XV столетий, найденной на древнем городище, подтверждает мнение исследователей, что жизнь здесь остановилась именно в это время.

Историческое прошлое современного Мяделя традиционно связывают, в первую очередь, с земляными валами и рвами замка на острове озера Мястро. Он долгое время являлся надежным укрытием для местных жителей и был окончательно разрушен во время Северной войны 1700-1721 года.

Легенды

Легенды рассказывают, что современный Мядель некогда окружали три очень высоких и мощных дворца-замка, которые стояли на отдельных островах. Название у каждого из замков было свое: Мядел, Мястра и Нарочь. И в наши дни эти острова жители называют не иначе, как “Замок”.

Говорили, что строили их странные какие-то заграничные строители. Точнее, они руководили, а черную работу выполняли здешние люди, которых насильно пригоняли на строительство. Многие семьи не дождались тогда своих мужчин, так как возводили эти громадины не год и не два, а самое меньшее, десять или двадцать лет. Крестьяне надрывали здоровье и гибли как мухи. Хоронили их не на кладбище, а где придется. Нередко и такое случалось, что просто замуровывали вместе с камнями-глыбами в середине здания. Позже об этом сложили предание, что будто бы в ночи больших религиозных праздников те места, где были замурованы покойники, светились. Некоторые утверждали, что это души их невинные прощались с живыми и напоминали, что они умерли не своей смертью. Поэтому часто говорили, что дворцы эти стояли на людских костях. И люди не вспоминали о них ничего хорошего, только мрачное, страшное.

Многие жители Мяделя и сегодня могут показать, где возвышались замки. В тех местах сохранилось много полуразрушенных фундаментов и рвов, фрагменты могучих некогда валов. Только камней со стен нигде нельзя увидеть. Как только замки стали разрушаться, камни сами по себе стали перекатываться в те места, откуда их привезли. Связано это с еще одним преданием, согласно которому главная хозяйка, которая владела этими землями, чем-то прогневала бога. Поэтому бог и сделал так, что только фундаменты сохранились, а все остальное, каменное, разрушилось.

Основание дворцов-замков на островах народная молва приписывает королеве Боне. Говорят даже, что в одном из них она постоянно жила. Называлось это место Мястра.

Про королеву люди говорили, что она колдунья. Утверждали, что Бона знала все, что делается в мире, хотя и не выезжала из своего замка. Рассказывали такую историю. Однажды королева вызвала к себе слуг и сказала, что привидилось ей, будто кто-то в воду озера прямо под ее окошко подбросил целое лукошко золотых монет. Того из слуг, кто найдет это золото, обещала щедро вознаградить. Нашелся такой смельчак и пошел, куда королева показывала. А она сидела возле окошка и командовала: “Иди, не бойся. Там тебе воды и по колено не будет. Ты уже рядом с золотом стоишь. Нагнись, и возле левой ноги забери лукошко”.

Целые десятилетия люди не могли догадаться, отчего у королевы такая способность к предсказаниям. Тайна могла остаться нераскрытой, если бы не один случай. В деревеньке, которая раскинулась недалеко от замка Боны, мальчика-пастушка укусила гадюка. Он был один у матери, рос без отца, и когда случилось это несчастье, мать так голосила, что королева в своем замке услышала и послала слуг узнать, в чем дело. Когда слуги доложили, что в деревне от укуса змеи умирает мальчик, королева очень удивилась. Ведь змей в округе быть не должно. Бона нервно заходила по комнате, не обращая внимания на слуг, которые застыли у порога. Потом она быстро наклонилась и вытащила из-под своей огромной кровати небольшой, красиво украшенный сундучок. Достала оттуда деревянную фигурку, в глазницах которой горели драгоценные камни. “Как такое могло случиться?” – спросила Бона у идола. Он заговорил, и напомнил королеве, что такого не может быть, ведь много лет назад они наложили заклятье от змей на свою местность. А чтобы спасти жизнь мальчику, его нужно срочно доставить в замок. Пастушка принесли сельчане уже мертвым, и Бона в одиночестве долго колдовала над ним. Люди ждали, затаив дыхание, хотя и не верили – ведь мертвых никто никогда не оживлял. Поэтому все были сильно поражены, когда услышали крик ожившего мальчика, который звал свою мать. Женщина долго благодарила королеву за сына, а та наказала им жить только в своем краю и никогда его не покидать.

Долго жила Бона в своем замке, который был грозным и неприступным. Все время рядом с ней находился гарнизон из опытных и тренированных воинов. Со всех сторон дворец окружала вода, а с берегом он соединялся мостом, который на ночь поднимался, а днем опускался в воду, поэтому его нельзя было видеть. Смотрит на озеро человек, и не догадывается, что под водой не просто тропинка есть, а настоящая широкая дорога, Несколько раз замок брали в осаду войска неприятеля, однако захватить не могли. Но однажды укрепление не выдержало осады. Началась война со шведами, и их полки подошли к островам. Ждало их здесь тоже, что и предыдущих завоевателей. Однако шведам помог случай. Какая-то приблудная корова пошла по подводным мостикам на глазах у растерявшихся чужаков прямо к острову. За ней по свежим следам бросились и враги. После жестокого боя, когда все местные воины были перебиты, шведы перелезли через стены. Сама королева спаслась. Она вместе со слугами пробралась по подземному ходу, выкопанному под озером, к берегу. Выбралась она из лаза, слуг дождалась, а потом приказала идти вперед. Оставшись, Бона подошла к колодцу, который был неподалеку, и бросила туда своего деревянного идола. Бросила и промолвила при этом: “Ой, мядел, ты мой мядел, расстаемся с тобой навсегда. Прости, если что не так сделала…”. Больше королеву Бону в этих местах никто не видел. От того мядела – куска обыкновенного, мастерски обработанного дерева – пошло название поселения – Мядел, а позднее – Мядель.

Современный облик

Костел Божией Матери Шкаплерной

До настоящего времени на древнем городище на острове Замок озера Мядель просматриваются валы, которые были сильно повреждены окопами в годы Первой мировой войны. На острове Замок озера Мястра до настоящего времени сохранились руины оборонительного комплекса. Стилизованное изображение этого памятника архитектурного и оборонительного искусства можно увидеть на современном гербе Мяделя: в голубом поле испанского щита на зеленой оконечности серебряный замок с тремя башнями, на которых вымпелы с крестами святого Георгия. Герб зарегистрирован в Гербовом матрикуле Республики Беларусь 12 апреля 2001 года.

Городище на Замковой горе в Браславе

Городища – это места, где в древности существовали укрепленные поселения или города. Это название происходит от древнерусского “городити” – огораживать. В значении “укрепленное поселение, городок” слово встречается уже в 12 столетии в “Повести временных лет” – наиболее раннем из дошедших до наших дней древнерусских летописных сводов.

Городище старого Браслава

Появление городищ связано с эпохой патриархата и переходом населения к занятиям земледелием и животноводством. Рост производительных сил привел к появлению и углублению противоречий между родами и племенами, что вызывало усиление военной опасности. Возникла необходимость селиться там, где существовала естественная защита – обычно на возвышенных местах, на берегах рек и водоемов, и строить оборонительные сооружения, чтобы наиболее эффективно защищать имущество рода от вражеских нападений.

Городища чаще всего определяются по наличию валов, рвов, фрагментов стен, наличию культурного слоя. На территории Беларуси городища наибольшее распространение получили в раннем железном веке, примерно с IX – VIII столетий до н.э. Часто городища одной эпохи использовались населением более позднего времени. В раннем средневековье на местах былых городищ часто возникали города, замки и усадьбы феодалов. До настоящего времени на территории Беларуси сохранилось около тысячи городищ, относящихся к различным периодам истории.

Городище в городе Браславе Витебской области – Замковая гора – является одним из самых больших в Беларуси. Оно представляет собой холм высотой 14 м с плоской вершиной и довольно крутыми склонами и находится в самом центре города, на перешейке между озерами Дривяты и Новята.

Архитектура и стиль

Площадка Замковой горы размером 200×100 м обнесена валами. Местами валы достигают 3-4 м, но на западе и северо-западе их высота доходит до 9 м.

В средние века на городище возвышался замок, который всегда был деревянным.

Первые укрепления здесь возвели в VIII-IX веках нашей эры представители одного из латгальских племен. Поселенцы слегка подровняли вершину, насыпали оборонительные валы и соорудили стену, скорее всего в виде частокола.

Мощная крепость на Замковой горе была построена в XI веке. Строители укреплений подсыпали валы, частокол заменили стенами и башнями. Считается, что это произошло во время правления полоцкого князя Брячислава Изяславовича (1003-1044).

Более позднее упоминания о замке в документах относятся к 1514 году. Информацию о том, как выглядел замок, дает первая подробная карта Великого княжества, изданная в 1613 году в Амстердаме. Населенные пункты на ней подаются в виде рисунков главенствующих в них оборонительных сооружений. Наиболее полное описание замка дает Инвентарь Браслава 1649 года: укрепление сооружено на высокой горе, которая обнесена верхней и нижней стенами. В замке имелось семь башен. Большая въездная башня оснащена двумя воротами, окованными железом, и двумя бойницами (что указывало на ее большую ширину).

История

Деревянные идолы на Замковой горе

Установлено, что на городище в Браславе первоначально жили представители балтского племени латгалов и славяне – кривичи.

Представление о жизни этих людей дают находки, сделанные во время археологических раскопок на Замковой горе. Культурный слой здесь состоит из трех горизонтов. Культурный слой возле валов доходит до 2 м и по направлению к центру уменьшается до 25 см.

Самый древний культурный слой датируется третей четвертью I тысячелетия – серединой XI столетия. В нем рядом с раннегончарной посудой выявлено много лепной керамики, характерной для кривичских городищ северной Беларуси. Установлено, что в животноводстве здесь преобладали свиньи, что характерно для латгальских племен.

От среднего нижний горизонт отделен остатками пожарища XI века.

В культурном слое среднего горизонта, относящегося к XI – средине XIII века, обнаружены фрагменты деревянных строений. Одно из них имеет размеры 4×4 м, в северном углу расположены остатки печи, раскопаны нижние венки строения. В среднем слое также были найдены шиферные и глиняные пряслица, костяные гребешки, ножны, боевые топоры, рыболовные крючки, пороховница из рога, железные писала, каменные нательные крестики. Среди украшений были обнаружены височные кольца, стеклянные бусы, пряжки и фибулы, бронзовые и стеклянные браслеты, бронзовые перстни. Есть вещи, характерные для латгальского населения, среди которых браслеты со змееподобными концами. Найденная керамика характерна для городов Полоцкой земли. Также были обнаружены кости диких и домашних животных, зерно ржи, ячменя, овса.

Культурный слой верхнего горизонта относится к XIV – началу XVIII столетия. Здесь во время раскопок были найдены литовская монета “кейстутовка” XIV столетия, металлический нательный крестик, ромбовидные наконечники стрел, обломки шпор, замки и ключи от замков, ножи, фрагменты глиняной посуды, облицовочной плитки с орнаментом и многое другое.

Эти находки свидетельствуют о том, что население древнего поселения занималось сельским хозяйством, рыбной ловлей, охотой, ткачество, гончарством, кузнечным делом, торговлей.

Учеными установлено, что в конце X столетия рядом с крепостью стал расти и город. Населенный пункт развивался на вытянутом с востока на запад узком перешейке между озерами, которые прикрывали Браслав с севера, юга и запада и рекой Друйкой с востока. Первые жилые строения находились возле высокой горы, на которой находился замок. Расцвет древнего Браслава припадает на XI – первую половину XIII столетия, когда город имел тесные связи с Полоцком и другими городами Киевской Руси, Восточной Прибалтики.

В начале XI века Браслав и окрестности вошли в сферу интересов укреплявшего свое могущество Полоцкого княжества. Этому поселению суждено было стать одной из опорных пограничных крепостей на северо-западной окраине княжества. Считается, что это произошло во время княжения Брячислава Изяславовича. Некоторые исследователи связывают с именем этого князя происхождение названия города, хотя есть версия о том, что оно произошло от балтского слова “брасла”- брод.

Вид с замковоий горы

Крепость в Браславе неоднократно подвергалась нападению со стороны балтских племен, хотя письменные источники сохранили сведения только об одном из них, которое произошло в 1065 году.

С XIII века функции браславской крепости изменились: она становится основным местом размещения гарнизона, жилья администрации и исполняет роль гражданского центра.

С начала XIV века окрестные земли вошли в состав Великого княжества Литовского. Браслав стал центром повета Виленского воеводства. На Замковой горе разместились администрация повета, судебные учреждения, архив. Тут проводились сеймы – собрания шляхты, во время которых обсуждались важнейшие вопросы текущей жизни региона, проходили выборы послов на общегосударственные сеймы. До XVII века сохраняли значение и оборонительные укрепления. По мере необходимости они подновлялись, модернизировались.

Интенсивная жизнь на замковом городище прекратилась в XVIII столетии. В это время большинство сооружений замка пришло в негодность. Замковая гора опустела и превратилась в один из земельных участков для жителей городка.

Легенды

Памятный знак на горе

С Замковой горой в Браславе связано несколько легенд и преданий. Одна из них рассказывает о происхождении названия Браслава. В древние времена жили в замке могущественный князь Двин, его жена Друйка и их единственная дочь Дрива. С возрастом Двин задумался он о том, кому передать свои владения. Единственная дочь Дрива, гордая и своенравная, отвергала всех женихов, которые приезжали в замок в надежде стать ее избранником. И вот руку и сердце княжне предложили три брата, три молодых князя, которые жили по соседству – Брас, Снуд и Нов. Они наиболее настойчиво ухаживали за красавицей. Дрива пообещала руку и сердце тому из братьев, кто сможет доказать свое превосходство. Не было равных по силе и отваге Брасу, и поэтому Снуд и Нов решили убить соперника. Поздней ночью подстерегли заговорщики брата и из засады подло убили его. Но помнили Снуд и Нов: к Дриве должен прийти кто-то один. Вновь зазвенели мечи. Смертельно ранив друг друга, оба брата умерли. На рассвете выяснилось, что убили братья вовсе не Браса, а его слугу, накинувшего плащ хозяина. Явился Брас в замок и обвинил Дриву в смерти братьев. Не стерпела обидных, но справедливых слов гордая княжна и с башни замка бросилась в воду большого озера. Старые родители не перенесли утраты. Брас же получил приглашение заменить умершего властелина. Долго и справедливо правил этот князь, но так и остался на всю жизнь одиноким. Постепенно вокруг замка вырос город. Его назвали Браславом – городом Браса. Рядом с Замковой горой плещется обширное озеро Дривяты, из которого несет воды в Западную Двину речка Друйка. В названиях озер Новята и Снуды сохранилась память и о других героях легенды.

Современный облик

В настоящее время Замковый холм не заселен. К сожалению, сегодня здесь нет даже руин замковых укреплений.

Милоградское городище

Согласно материалам исследователей древней архитектуры, на территории Беларуси в разное время существовало не менее 150 замков. Замки – это строения, комплекс строений и сооружений, которые относятся к памятникам оборонительного зодчества, археологии и истории, совмещают в себе культурные традиции и строительное мастерство предков. В случае внешней агрессии замки, в мирное время исполнявшие роль резиденций, становились могучими форпостами, защищая от врага как близлежащие населенные пункты, так и всю страну. До нашего времени на территории Беларуси сохранились далеко не все сооружения этого типа. Большинство из них было разрушено во время жестокой борьбы с захватчиками. Оставшиеся руины распадались под воздействием природных факторов.

Небольшое число замков заставляет с особым вниманием относиться к уцелевшим сооружениям, их руинам и местам, где в прошлом они существовали. Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 6 января 2011 года была утверждена Государственная программа “Замки Беларуси” на 2012-2018 годы. Она разработана в соответствии с поручением Президента Республики Беларусь, которое было дано 16 декабря 2010 года во время торжественных мероприятий открытия отреставрированного замкового комплекса в городском поселке Мир. Целью государственной программы является создание благоприятных условий для сохранения, воссоздания и рационального использования объектов историко-культурного наследия, развитие внутреннего и въездного туризма. Программой предусмотрено проведение реставрационно-восстановительных работ на 38 объектах.

На 7 памятниках архитектуры, которые наиболее сохранились, с учетом имеющихся документальных свидетельств об их архитектурно-художественных особенностях выполнены, проводятся или планируются реставрационно-восcтановительные работы и дальнейшее приспособление их к современным социально-культурным потребностям. К таким комплексам относятся Каменецкая вежа в городе Каменец, дворцовый комплекс в городском поселке Ружаны Пружанского района, Старый замок в Гродно, замок в Лиде, замковый комплекс в городском поселке Мир Кореличского района, замок в городском поселке Любча Новогрудского района, дворцово-парковый ансамбль в Несвиже.

На 7 объектах, которые сохранились частично – замки в Новогрудке, деревнях Крево Сморгонского района, Гольшаны Ошмянского района, Тельман Брагинского района, в Быхове, планируется проведение консервации остатков зданий в целях обеспечения их долгосрочного сохранения и экспонирования в существующем виде. В некоторых из этих объектов возможно размещение музейной экспозиции.

В культурном слое сохранились остатки 19 бывших сооружений, которые принадлежат к памятникам археологии. Среди них фрагменты бывшего замка Вишневецких в д. Жабер Дрогичинского района, фрагменты замка в д. Кривляны Жабинковского района, городище в Заславле, на котором существовал бастионный замок, городище с селищем в Мяделе, где в XVII веке был построен каменный замок с фортификационными сооружениями бастионного типа. С учетом исторической значимости этих объектов здесь планируется провести благоустройство территорий с выяснением местонахождения замковых строений в системе планировки.

На 5 памятниках археологии – городищах в Турове, деревне Милоград Речицкого района, замке в Глуске, замчищах в деревне Рыжковичи Шкловского района и городе Минске – планируется провести работы по музеефикации (проведение консервации вскрытых объектов и возведение над ними стационарного павильона, где предусматривается уход и содержание объектов в надлежащем состоянии).

Финансирование госпрограммы предусмотрено за счет бюджетных средств и других средств, не запрещенных законодательством. В 2012-2018 годах на реализацию программы понадобится Br131,4 млрд., в том числе из республиканского бюджета Br2,5 млрд., местных бюджетов – Br128,8 млрд., средств инвесторов – Br25 млн.

Милоградское городище

Самым древним памятником, включенным в Государственную программу “Замки Беларуси” на 2012-2018 годы стало городище, существовавшее в раннем железном веке (VII-III века до н.э.) у нынешней деревни Милоград Речицкого района Гомельской области.

Племена, которые в период с VII по III века до н.э. жили в бассейне Днепра от среднего течения Березины на севере до украинской реки Рось на юге и от Западного Буга до реки Ипуть на востоке, оставили после себя уникальные материальные памятники. Это позволило историкам говорить об особом этносе, собственное имя которого время не сохранило. Археологи называют его носителем милоградской культуры, по названию городища.

Городище и примыкающее к нему селище находятся в километре от деревни, в урочище Колеевка, на мысе, образованном правым берегом Днепра и большим яром. Памятник площадью в 1 га имеет треугольную форму. Городище укреплено двумя валами. Внутренний вал высотой в 2 м имеет П-образную форму и отделяет внутреннюю жилую площадку от внешней хозяйственной. Жилая площадка занимает 0,4 га, хозяйственная – 0,6 га.

Археологами были основательно исследованы оборонительные сооружения в западной части городища. Край площадки там наиболее высокий, по нему проходит насыпь древнего вала. Параллельно склону находятся три рва. В ходе раскопок установлено, что первоначально на городище существовали укрепления, которые отгораживали мыс от плато, а несколько позже более мощные валы, которые отделяли жилую площадку. Вход на городище находился с западной стороны.

Во внутреннем секторе были выявлены следы нескольких жилищ, которые размещались вдоль внутреннего склона валов и местами подходили к их основе. Сооружения были углублены в материк, имели шатровые перекрытия, крышу поддерживали деревянные столбы. Жилое помещение обогревалось открытым очагом, который располагался в круглой или овальной яме. У этих домов была своя особенность – прямоугольный выступ в одной из стен. Она и отличает милоградские жилища от подобных сооружений соседних культур.

На городище найдены типичные для этой культуры керамические горшки, серпы, глиняные пряслица и грузики, тигли и многие другие предметы. Находки, сделанные на городище Милоград, дают наиболее полное представление о милоградской культуре, распространенной некогда на территории современных Гомельской, Могилевской, восточной части Брестской, южной части Минской областей Беларуси и на севере Украины.

В настоящее время о носителях милоградской культуры известно немало. Они жили как в открытых поселениях – селищах, так и в укрепленных – городищах, которые чаще всего размещались у берегов рек на мысах и с незащищенной водой стороны были укреплены земляными валами и рвами. В Припятском Полесье городища чаще находились в заболоченной местности, а также в поймах рек на невысоких возвышенностях и со всех сторон были укреплены. Нередко эти поселения состояли из нескольких площадок, отделенных одна от другой валами. В Поднепровье вблизи городищ часто располагались селища. Такое соседство позволяло жителям неукрепленных поселений в случае опасности быстро найти убежище. Основным типом жилища были землянки, наземные или углубленные в землю строения. Для хозяйственных нужд использовались сооружения типа сараев и ям-погребов.

Носители милоградской культуры изготавливали особенную керамику – горшки с высоким отогнутым наружу венчиком и яйцеобразным или шарообразным туловом, а также полусферические посудины без венчика. Изделия украшались оттисками и насечками, выполненными при помощи круглой палочки, а часто просто ногтей или пальцев. Археологами также были найдены каменные зернотерки, железные серпы, ножи с горбатой спинкой, глиняные пряслица и многое другое. Это свидетельства занятий людей той эпохи. Известно, что они были земледельцами и животноводами, занимались охотой и рыбной ловлей, хорошо владели прядением и ткачеством, добывали и обрабатывали железо, занимались бронзолитейным производством.

Ученые считают, что носители милоградской культуры находились на стадии развитого первобытнообщинного строя. Возможно, у них существовало патриархальное рабство. Милоградцы боготворили силы природы, причем культ солнца в их верованиях занимал центральное место. У этих племен также существовал культ коня, коровы, медведя, волка.

В ранний период своей истории эти племена хоронили умерших в курганах. Позже традиция изменилась, и последний приют усопшие находили в бескурганных могильниках, которые размещались на природных возвышениях недалеко от поселений или примыкали к валам городищ.

Кем в этническом плане были носители милоградской культуры – до сих пор вопрос спорный. Одни исследователи считают, что эти люди были славянами, другие относят их к балтам. Это значит, что точка в истории носителей милоградской культуры еще не поставлена.

Несвиж - культурная столица Беларуси 2012 года

Проект “Культурная столица” возник в Европе в середине 80-х годов XX столетия. Эта идея принадлежит греческой актрисе, певице и политику Мелине Меркури. Первой культурной столицей Европы в 1985 году стали Афины, всего этот титул носили уже более 30 городов. Культурную столицу Европы выбирает совет из независимых экспертов. Получение этого статуса сопровождается культурными и туристическими мероприятиями, на подготовку которых города имеют несколько лет. Решением Европейской комиссии в 2012 году культурными столицами Европы стали Гимарайнш (Португалия) и Марибор (Словения), а в 2013 году это будут Марсель (Франция) и Кошице (Словакия).

В конце 1990-х годов аналогичные европейскому проекты были запущены и в других частях света. С конца 90-х годов XX века статус культурной столицы получают города Америки и Ближнего Востока. Так, в 2012 году Культурной столицей Америки станет Сан-Паулу (Бразилия), а Манама, столица Бахрейна, станет культурной столицей арабского мира.

В странах СНГ в 2011 году проходил пилотный проект “Культурная столица Содружества”. Эта программа разрабатывалась по инициативе и при активном участии Совета по гуманитарному сотрудничеству, Совета по культурному сотрудничеству и Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ. Первыми почетный статус “Культурная столица Содружества” получили белорусский Гомель и российский Ульяновск. Эти два города были признаны и культурными столицами своих стран. Вслед за ними эстафету приняли столица Казахстана город Астана и туркменский город Мары, которые удостоились такой чести в нынешнем году.

В 2010 году в республике стартовала акция “Культурная столица Беларуси”. Ее цель – сделать более доступными лучшие достижения национальной культуры для жителей всех уголков Беларуси, способствовать активизации деятельности региональных учреждений культуры и местных органов власти, привлечению отечественных и иностранных туристов в регионы республики.

Первым получил звание “культурной столицы” город Полоцк, в 2011 году этот титул перешел к Гомелю. В 2012 году культурной столицей Беларуси назван Несвиж. Торжественная церемония передачи ему эстафеты культурной столицы прошла 11 декабря 2011 года в городе над Сожем. Торжественная церемония открытия города как культурной столицы Беларуси 2012 года состоится 27 января 2012 года в Городской ратуше Несвижа.

Несвиж – столица владений Радзивиллов

Несвиж в прошлом известен как столица владений одного из самых влиятельных в Европе княжеских родов – рода Радзивиллов. В письменных источниках первое письменное упоминание о населенном пункте относится к 1446 году, когда великий князь ВКЛ Казимир Ягеллончик передал местечко в собственность Николаю Яну Немировичу. После этого город несколько раз менял владельцев, пока в 1523 году не перешел к Радзивиллам. В 1547 году Николай Радзивилл Черный добился присвоения титула “князя Священной Римской империи” для своего рода, а город сделал своей резиденцией и центром Несвижского княжества. В 1586 году Несвижу придан юридический статус неделимого наследственного владения – ординации. С этого времени он передавался по праву наследования только старшему сыну в семье. Ординация оставалась в руках Радзивиллов до 1939 года.

Расцвет города начался в XVI веке и связан в большинстве своем с именем князя Николая Христофора Радзивилла Сиротки. Получив в наследство Несвиж, он провел огромную работу по его реформированию. В этот период многие деревянные постройки заменили каменными строениями, хаотичность средневекового города реформировали в регулярную квартальную систему, сохранившуюся до настоящего времени. В XVI столетии началось строительство Несвижского замка.

Благодаря меценатству Радзивиллов Несвиж в XVI-XIX столетиях был значительным центром культуры. В XVI и XVIII столетиях здесь действовала Несвижская типография. Несвижские монастыри бенедиктинок, бернардинцев и доминиканцев обладали значительными собраниями книг. В конце XVI – начале XVII веков в городе работал гравер и картограф Томаш Маковский, который в 1613 году составил первую точную карту ВКЛ. В иезуитском коллегиуме, который существовал с 1586 по 1773 год, в XVII веке преподавали поэт Мацей Казимир Сарбевский, философ Сигизмунд Лауксмин, в XVIII веке – поэт и драматург Юзеф Катенбринг, историк Ян Антоний Пошаковский. В городе работали художники отец и сын Франтишек Ксаверий Доменик и Юзеф Ксаверий Гесские, гравер Гирш Лейбович. В первой половине XIX века в Несвиже жил поэт Владислав Сырокомля.

Несвиж – один из центров музыкальной культуры Беларуси, где происходил синтез славянских и западноевропейских традиций. С середины XVI века известны первые печатные нотные издания – Брестский и Несвижский канционалы. При иезуитском коллегиуме с 1610 года существовала музыкальная бурса. Расцвет музыкальной культуры эпохи барокко в XVII-XVIII веках связан с родом Радзивиллов. При замке существовала капелла, действовал театр, где ставились пьесы Франтишки Уршули Радзивилл, известных европейских авторов. Князь Михал Казимир Рыбонька при капелле Радзивилов создал музыкальную школу.

Настоящей жемчужиной Несвижа является дворцово-парковый комплекс, памятник архитектуры XVI-XIX веков. Начало его строительства относится к 1583 году, когда по приказу Николая Радзивилла Сиротки на месте старого деревянного комплекса возвели новый, каменный. Строительство связывают с именем итальянского архитектора Джованни (Яна) Мири Бернардони, который в это время работал в Несвиже над возведением костела иезуитов. Замок разместился фактически на острове, образованном рекой Уша, искусственными водоемами и рвом. Площадку 170 на 120 м окружал вал, облицованный камнем. В его угловых частях находились бастионы, а в толще – помещения военного и хозяйственного назначения (арсенал и склады). На замковом дворе стоял трехэтажный дворец с угловыми башенками, справа от него – трехэтажная казарма с пристроенной высокой дозорной башней, а слева – хозяйственный корпус, где размещались различные службы. Попасть в замок можно было через входную башню-браму, которая была врезана в вал прямо напротив дворца и подымалась над бруствером на несколько ярусов.

Художественный облик отдельных частей Несвижского замка, особенно дворца и хозяйственных помещений, неоднократно менялся. Он вобрал в себя не только элементы различных архитектурных стилей, но и вкусы хозяев, дух отдельных эпох. На протяжении XVII и XVIII столетий тут были сделаны значительные пристройки, в результате которых замкнулся периметр двора, а сам он приобрел ассиметричный в плане вид. Дворцово-замковый ансамбль формировался постепенно, он прошел путь от комплекса, где преобладали оборонительные черты, до открытой резиденции одного из самых могущественных белорусских и европейских родов.

Интерьеры Несвижского замка поражали своей необычайной красотой и роскошью. Особенно богато были украшены парадные залы и галереи. Согласно архивным и литературным источникам, каждый зал имел свое название (Золотой, Королевский, Гетманский, Мраморный, Звездный, Рыцарский, Охотничий и др.) и неповторимый художественный облик. Поражали красотой кафельные и фаянсовые печи, украшенные лепниной, камины с металлическими геральдическими изображениями, дубовые резные панели, лепнина, покрытая позолотой на стенах и потолках, дорогие люстры, зеркала. В замке имелась картинная галерея, хранились изделия декоративно-прикладного искусства и библиотека Радзивиллов, которая благодаря широким культурным связям владельцев замка комплектовалась рукописями и изданиями, привезенными из Европы, книгами из типографий ВКЛ, в том числе и из собственных типографий в Несвиже и Бресте.

В 2004 году в дворцово-замковом комплексе в Несвиже начались реставрационные работы. Основными документами при реставрации сохранившихся и восстановлении утраченных интерьеров послужили фотографии из семейного альбома Эльжбеты Радзивилл, дочери последнего хозяина несвижского замка Альбрехта Радзивилла, а также описи замковых инвентарей.

В 2008 году был сдан в эксплуатацию первый пусковой комплекс (блок из трех двухэтажных зданий, въездная брама с башней, прилегающая часть внутреннего двора и инженерная инфраструктура – общая площадь помещений 1,2 тыс.кв.м), открыты залы в помещениях въездной брамы и прибрамных корпусов, а также в северо-восточной галерее, посвященные истории строительства объекта, фотовыставке интерьеров, архиву и библиотеке.

К настоящему времени уже открыта часть экспозиции второго пускового комплекса – бальный, каминный, малый столовый и гетманский залы, театральный зал замка. В целом в состав второго пускового комплекса входят блок из пяти трехэтажных и одно отдельно стоящее здание. Основную часть занимают экспозиционные и интерьерные залы. Предусмотрена и инфраструктура для сервисного обслуживания посетителей – ресторан (разместился на месте бывшей княжеской кухни, здесь при проведении реставрационных работ на сводах и стенах найдены фрагменты росписи восточной тематики), гостиничные VIP-апартаменты, гостиница экономкласса на 49 мест, буфет. Восстановлен въездной мост, фрагменты замковых укреплений XVI-XVII веков, ров, воссоздан внутренний дворик, двухъярусный погреб-холодильник, встроенный в земляной вал.

Несвиж – историко-культурный заповедник

Дворцово-замковый комплекс в Несвиже в 2005 году внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Помимо него в городе до настоящего времени сохранились и другие памятники архитектуры.

В 1587-1593 годах в Несвиже по проекту Джованни Бернардони был возведен первый не только на белорусских землях, но и во всей Речи Посполитой храм в стиле барокко – костел Божьего Тела. При разработке проекта образцом для архитектора стала римская церковь Иль-Джэзу – главный храм ордена иезуитов. Связано это с тем, что Николай Радзивилл Сиротка, владевший Несвижем в этот период, был искренним последователем ордена. Принадлежал к нему и Джованни Бернардони. Архитектор возвел 3-нефную крестово-купольную базилику с планом на уровне карниза в виде латинского креста, с барочным фасадом. На восьмигранном световом барабане возвышается граненый купол, завершенный фонарем с фигурным шлемом. Главный фасад храма украшен пилястрами, конховыми нишами со статуями святых. Интерьер храма был богато декорирован росписью. В 1750-60-е годы с участием художника Ксаверия Доменика Гесского в храме выполнены фрески. Их цикл состоит из 40 отдельных композиций с изображением святых, сцен аллегорического характера и библейских сюжетов. В главном алтаре – картина художника “Тайная вечеря”. Кроме живописных образов в интерьере костела множество образов скульптурных. В храме расположена фамильная усыпальница Радзивиллов. В крипте костела находится 70 саркофагов представителей княжеского рода. В 1773 году орден иезуитов был упразднен и костел стал приходским, или Фарным. Костел и в настоящее время является действующим.

В 1982 году на площадке за ограждением южного фасада костела поставлен памятник известному деятелю Реформации XVI века Сымону Будному (ок. 1530-1593) – белорусскому мыслителю-гуманисту эпохи Возрождения. Он был одним из основателей Несвижской типографии, где в 1562 году издал на белорусском языке книги “Катехизис” и “Об оправдании грешного человека перед богом”.

Несвижская ратуша, памятник архитектуры XVI-XVIII веков, является древнейшей среди ратушных построек, сохранившихся на территории Беларуси. Она была построена в 1596 году. Первое графическое изображение постройки Несвижской ратуши дошло до нас на гравюре Томаша Маковского (около 1604 года). Старинная гравюра свидетельствует, что на башне размещались городские часы, колокола и наблюдательная площадка. Здание просто по форме, но массивно по объемам. В таком же стиле построены и торговые ряды, состоящие из многочисленных ячеек-лавок. С 1997 по 2004 годы на памятнике проводились реставрационные работы. В результате фасады здания приобрели свой первоначальный облик, восстановлены верхние ярусы башни, вновь (как и в XVI веке) башню украсили городские часы и смотровая площадка.

Городская Слуцкая брама является уникальным памятником белорусского барокко. Это единственные из пяти городских ворот, построенных в системе городских укреплений в конце XVI – начале XVII веков, сохранившиеся в Несвиже и вообще в Беларуси. Брамы были встроены в куртины вала: Виленская (раньше называлась Мирской), Слуцкая (Копыльская), Замковая и Клецкая, пятая брама находилась возле бернардинского монастыря.

Комплекс бывшего монастыря бенедиктинок размещается в южной части города. Его основание относится к 1590-1595 годам. Это был первый в Беларуси женский католический монастырь. Наряду с иезуитским и бернардинским монастырями, он входил в систему обороны города. Фундатором монастыря была жена первого Несвижского ордината Николая Христофора Радзивилла Сиротки – Евфимия. Монастырь строился в ансамбле с костелом Святой Евфимии. В 1866 году костел был перестроен под церковь, монастырь закрыт и в 1876 году передан под казармы. В настоящее время в монастырских корпусах размещается общежитие Несвижского государственного колледжа.

Все эти и ряд других сохранившихся памятников находятся под охраной государства. Постановлением Совета Министров Республики Беларусь №431 от 2 июля 1993 года “О мерах по возрождению историко-культурного наследия и развития г. Несвижа” было принято предложение Министерства культуры, Минского облисполкома, Несвижского райисполкома о создании на базе дворцово-паркового ансамбля и других памятников истории и культуры города “Национального историко-культурного заповедника “Несвиж”.

Несвиж хорошо известен и как место проведения крупных культурных мероприятий. С 1996 года в городе ежегодно проводится Республиканский фестиваль старинной и камерной музыки “Музы Несвижа”. Признание Несвижа культурной столицей 2012 года свидетельствует о высокой оценке достижений города в сфере культуры как в прошлом, так и в настоящем.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

* * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.