Страницы меню навигации

Professional Photo

Светлая голова Радзивилла Черного

Польская шляхта все время подталкивала короля к войне с Московией. Князь Радзивилл был ярым противником войны, так как понимал всю ее бесперспективность и опасность для государства. В 1552 году он направляет послов к Ивану IV, и они по поручению канцлера заключают мир с московским царем. Через пять лет Радзивилл не допускает уже войны с Ливонией, хотя среди магнатов и шляхты было немало тех, кому не терпелось блеснуть оружием. А в марте 1562 года в Рижском замке канцлер получает из рук магистра Ливонского ордена ключи от города, печать и мантию. После этого сам орден, столетиями угрожавший независимости ВКЛ, перестал существовать.

Говоря современным языком, Радзивилл был убежденным пацифистом. Лавры славного рыцаря его никогда не прельщали. Еще в юношестве ему приходилось бывать на полях сражений. Ужасы кровавой сечи под Стародубом (1548) произвели сильное впечатление на молодого князя. Тогда он всем сердцем возненавидел войну и твердо решил не уничтожать, а создавать, не разрушать, а строить. «Война войне», – однажды произнес Николай. Его не смущало, что для XVI столетия, когда шпаги и пушки зачастую решали судьбы целых народов, этот лозунг выглядел откровенно диковато.

Дорогой Реформации

Судьба многих реформаторов напоминала хождение с красным знаменем по заснеженной пустоши. Их не любили и не понимали. Николая не любили многие в Великом княжестве: шляхта – за «излишнее» миролюбие, крестьяне – за проведенную земельную реформу, в результате которой земли у них стало меньше (хотя реформу приписывали королеве Боне, но без участия канцлера она не могла быть проведена на территории княжества).

Герб

Герб

Но больше всех Радзивилла ненавидели католики – не могли простить ему демонстративный переход в кальвинизм. Он фактически не признавал верховную власть папы римского над церковью (что в Европе по тем временам считалось страшным преступлением и жестоко каралось вплоть до смертной казни), выступал за богослужения на родном языке. В реформации он видел перспективу создания народной церкви, независимой ни от Рима, ни от Москвы, в которой, по мысли Радзивилла, соединились бы в одну конфессию литвины-католики и литвины-православные. Под его опекой реформация в ВКЛ набирает обороты. Вслед за Радзивиллом в кальвинизм перешли крупные магнаты: Валовичи, Глебовичи, Кишки, Сапеги, Ходкевичи, Тышкевичи и другие.

И стали создаваться по всей стране кальвинистские зборы (храмы), один из которых Радзивилл построил в своем замке на территории средневекового Бреста, где он был старостой. Именно в Бресте в 1553 году состоялся первый съезд кальвинистов ВКЛ и было объявлено о начале реформации. Тысячи людей поддержали протестантские устремления своего канцлера, видя в кальвинизме новую возможность для преодоления политико-религиозного раскола между православными и католиками.

Но было бы верхом наивности думать, что вековые традиции легко рушились под воздействием «волшебной палочки» Радзивилла. Учение Кальвина он не просто пропагандировал, но и насаждал, как спустя 400 лет большевики будут насаждать атеизм. Повсеместно закрывались костелы и открывались протестантские зборы. Черный публично называл католиков еретиками, а папу римского – Антихристом.

Католическая шляхта умоляла Сигизмунда Августа запретить реформацию и отстранить канцлера от власти. Однако монарх сам настолько увлекся «новым христианством», что даже тайно посещал кальвинистские богослужения. Сохранилась легенда, согласно которой короля остановил возле збора католический монах и сказал недвусмысленно: «Предки вашего величества ездили на молитву другой дорогой», указав при этом в сторону костела. И Сигизмунд вынужден был развернуть коня.

Но остановить бурную деятельность князя Радзивилла оказалось не под силу даже верховному сюзерену. Лишь время и ментальность народа не позволили радзивилловским идеям овладеть широкими массами. «Не рушить давнины, не вводить новизны» – этому народному изречению, ставшему девизом позднего средневековья, больше 500 лет, а кажется таким актуальным.

Страницы: 1 2 3

4 Коммент.

  1. Весьма харизматическая личность, напрямую связанная с Брестом. Очень приятно было прочитать и напомнить себе о нем. Поддерживаю идею автора увековечить память в названии улицы исторического центра города, а также очень хотелось бы на этой улице увидеть хотя бы барельеф, не говоря уже о статуе. И мемориальный знак на территории крепости был бы совсем не плох, ведь что плохого, одно хорошее!, от того, что крепость будут ассоциировать не только с ВОВ, но и с древностью.

  2. Добры артыкул, дзякуй аўтару. А імя Радзівіла Чорнага варта было б надаць не тое што вуліцы, а нават плошчы горада.

  3. Да уж в Бриске-де-Лита не улицы с его именем .Зато Mon sherov`a, Володьки Ульянова , очень железного Хвеликса – хоть отбавляй.

  4. Действительно великий человек! Автору – большое спасибо за статью.
    А имя Николая Радзивилла Черного надо увековечить в Бресте. Назвать улицу его именем было бы самым малым.

Оставить комментарий