Страницы меню навигации

Professional Photo

Светлая голова Радзивилла Черного

Брестская типография

Титульный лист Брестской библии (1563).

Титульный лист Брестской библии (1563).

С реформацией и с Брестом связано еще одно направление деятельности Радзивилла Черного, принесшее ему европейскую славу. Здесь в 1558 году он открыл одну из первых в Беларуси типографий, причем за собственные средства, что можно рассматривать как меценатство, даже как духовный подвиг.

Однако почти все в этом мире имеет интерес. Интерес Радзивилла заключался в том, чтобы донести идеи реформации до как можно большего количества людей. И он с успехом использовал печатный станок, значимость которого в XVI столетии была ну никак не меньшей, чем IT-индустрия и Интернет в наше время.

В Бресте Николай Радзивилл был старостой, то есть предводителем местной шляхты и руководителем муниципального образования. По статусу он должен был способствовать развитию города и росту благосостояния его жителей.

Каким был Брест при Радзвивилле, представить сейчас довольно сложно. Известно лишь, что город находился в том месте, где нынче расположены Цитадель и прилегающие к ней крепостные форты. Предполагается, что на месте Цитадели была рыночная площадь, здесь же неподалеку размещался радзивилловский замок, который на несколько лет стал штаб-квартирой протестантского движения на территории ВКЛ. Именно в этом замке (по другим источникам, рядом с ним) Николай основал Брестскую типографию, где и напечатал свои знаменитые прокламации.

Одно из первых произведений – «Разговор поляка с литвином». Кто был его автором, доподлинно не известно. Некоторые историки приписывают авторство самому Николаю Черному. Во всяком случае, в «Разговоре» были весьма четко отражены взгляды князя на внутриполитическую ситуацию в ВКЛ, его отношения с ближайшими соседями. Ведь уже тогда Польша требовала от короля Сигизмунда Августа заключить унию с княжеством, причем Литва, согласно этому проекту, фактически входила в состав Речи Посполитой не как равноправное государственное образование, а как вассальное княжество.

Николай Радзивилл категорически воспротивился такому развитию событий, всячески доказывал право Литовской Руси на независимость. «Адно Пана Бога прашу, абы нам не давялося ў сваёй зямлі ім (полякам. – Авт.) служыць, бо сапраўды да гэтага вялікія пачаткі», – пишет он в своей прокламации. И снова обращается к Сигизмунду с призывом «не чыніць насілле над вольнасцямі нашымі».

Литвины «Разговор» услышали. Многие магнаты поддержали Н. Радзивилла и открыто выступили против навязываемой из Кракова унии. Однако решающую роль в том, что она все же была подписана в Люблине (1569), сыграла позиция шляхты, которая очень надеялась получить такие же привилегии, которые имели ее «коллеги» по ту сторону Буга. При этом условия заключения унии оказались значительно мягче для ВКЛ по сравнению с первоначальным проектом договора.

Берестейская Библия

В Брестской типографии вышла в свет на польском языке знаменитая Радзивилловская (Брестская) Библия. На титульном листе этого фолианта выгравирован герб Радзивиллов. На первой странице – посвящение королю Сигизмунду Августу. Все тексты Ветхого и Нового Заветов сопровождаются комментариями, многочисленными иллюстрациями. Авторы комментариев не указаны, но, скорее всего, это плод работы руководителя типографии Казимира Воевудки, печатников Мармелиуса и Базилика.

«Фонтан». Иллюстрация из Брестской библии.

«Фонтан». Иллюстрация из Брестской библии.

Конечно же, Брестская Библия была больше рассчитана на обеспеченных людей (в основном магнатов и шляхту), нежели на простых смертных. 738 страниц, два гравированных титульных листа, 14 гравюр, иллюстрации, заставки и виньетки. На одном из титульных листов – гравюра «Адам и Ева под яблоней». С другой стороны – гравюра распятого Христа, ветхозаветные сюжеты гравюры «Грехопадение» и «Скрижали Моисея».

Радзивилловская Библия неоднократно переиздавалась в Бресте, Несвиже, Вильно, а также в России и Германии. Всего в Брестской типографии, по данным историков, вышли в свет 40 книг на польском и латинском языках. При их оформлении использовались ренессансная графика, изысканный наборный орнамент, фигурная ксилография, готический шрифт.

К сожалению, первопечатник Казимир Воевудка вскоре трагически погиб, утонув в Мухавце. Весьма печальной оказалась и судьба самой Брестской типографии. В 1570 году, через пять лет после смерти Николая Радзивилла Черного, его сыновья, ярые католики, увезли все оборудование в Вильно и продали иезуитскому коллегиуму.

Еще при жизни князя сыновья отвернулись от него. Их ненависть к отцу, его реформаторским взглядам была настолько велика, что Юрий Радзивилл и старший брат Николай Кшиштоф специально купили 500 экземпляров Брестской Библии, дабы потом публично сжечь их на площади в Вильно. В наши дни в книгохранилищах России и Литвы осталось не более двадцати экземпляров знаменитого фолианта. Единственный экземпляр на территории Беларуси находится в центральной библиотеке Национальной академии наук. В Брестской областной библиотеке можно найти переизданную Радзивилловскую Библию (2005).

Памяти Радзивилла Черного

До сих пор точно не известно, где именно в Бресте располагались замок Николая Радзивилла и созданная им типография. Чаще местом их нахождения историки называют «паркан» – часть города, обнесенную земляным валом, правую (нечетную) полоть.

Известно, что рыночная площадь имела форму неправильного четырехугольника. На ее месте сейчас находится цитадель Брестской крепости. Примерно в середине восточной стороны бывшей рыночной площади, скорее всего, и размещалась первая брестская типография. Если эта версия найдет официальное подтверждение, хотелось бы увидеть там мемориальный знак, посвященный Николаю Радзивиллу Черному. Да и улица, носящая имя великого канцлера, Бресту отнюдь не помешала бы. Желательно, конечно, чтобы она находилась не на вновь присоединенных территориях, а в историческом центре.

…В последний год жизни Радзивилл тяжело болел. Боль разламывала все его тело (историки полагают, что у него был рак), и в качестве последней надежды Николай решил попробовать «живое серебро» – ртуть, от натирания которой якобы вылечился один из его слуг. Врачи уговаривали князя не заниматься подобным самолечением. Однако он все же приказал подготовить себе ртутную мазь и натирался ею трижды в день. Облегчения не наступило.

Понимая, что жизнь уходит, князь составил завещание, в котором просил похоронить себя в Вильно. Умер он в ночь с 28 на 29 мая 1565 года, прожив всего 50 лет, – по тем временам не так уж мало. Незадолго до смерти в письме двоюродному брату Николаю Рудому Черный напишет: «Придет время, и буду я в каталоге, среди тех граждан, которые хорошо служили своему государству».

   ВБ Борис Павловский

Страницы: 1 2 3

4 Коммент.

  1. Весьма харизматическая личность, напрямую связанная с Брестом. Очень приятно было прочитать и напомнить себе о нем. Поддерживаю идею автора увековечить память в названии улицы исторического центра города, а также очень хотелось бы на этой улице увидеть хотя бы барельеф, не говоря уже о статуе. И мемориальный знак на территории крепости был бы совсем не плох, ведь что плохого, одно хорошее!, от того, что крепость будут ассоциировать не только с ВОВ, но и с древностью.

  2. Добры артыкул, дзякуй аўтару. А імя Радзівіла Чорнага варта было б надаць не тое што вуліцы, а нават плошчы горада.

  3. Да уж в Бриске-де-Лита не улицы с его именем .Зато Mon sherov`a, Володьки Ульянова , очень железного Хвеликса – хоть отбавляй.

  4. Действительно великий человек! Автору – большое спасибо за статью.
    А имя Николая Радзивилла Черного надо увековечить в Бресте. Назвать улицу его именем было бы самым малым.

Оставить комментарий